Три отца айли лагир завхоз

Эриканская - Erevangala500Название книги: Три отца айли лагир завхоз
Страниц: 233
Год: 2013
Жанр: Историческая

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

390 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 09:01
epub

565 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 09:01
pdf

1,7 Мб Добавлено: 26-янв-2018 в 09:01
rtf

370 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 09:01
txt

769 кб Добавлено: 26-янв-2018 в 09:01
Скачать книгу



О книге «Три отца айли лагир завхоз»

Он говорит об авторах журнала как “товарищ о товарищах” (“СО”, 1927, № 2, с. Максимилиану Кравкову не хватает другого — современности, которая “во многих его вещах подшита белыми нитками”, он “торопится скорее уйти в тайгу” (с. Кстати, именно так, “В литературных боях”, называлась книга его “напостовских” статей, в которой досталось всем, от А. Его критика, язвительная, резкая, абсолютно газетная по своей публицистической манере, пришлась ко двору газете “Советская Сибирь”. Коллективно обустраиваемый социализм — “наиболее целесообразное устройство жизни для более разумного использования сил человека и природы, где человечеством будет править не кучка банкиров, но мировой совет ученых для более разумного использования человека и природы”.

189); “упрекают Кравкова в чрезмерном индивидуализме, в идеализме”. В ее постоянной рубрике “Литература и искусство”, а затем в приложении “Неделя” С. “обстреливал” сибирских литераторов, не забывая и о несибирских. Его мысли удивительно близки “фашиствующему уклону”, якобы имеющемуся у “Оствальда, Енчмена” и “фокстротного мальчика” Габовича, утверждающего, что “мир регулируется примитивной борьбой за существование”.

От героев-коммунистов произведений Кондратия Урманова “сильно несет великодержавным российским душком”, “красноармеец-коммунист” у него, “говоря о Ленине… 190); “мир героев Урманова невелик, он покоится на двух китах — на пашне и бабе”, “почему-то все его вещи написаны в минорном тоне” (с. Но больше всех “попутчик”, далекий от идеалов революционного писателя, — Вивиан Итин. Зазубрин и на недружественные выступления газеты “Советская Сибирь” против ССП и “СО” в лице все того же С. Но главное в философии Гана — теория “раздвоения души”: в ней “два крупных шарика протоплазмы” — “старая мещанская “душа”” и “второй шарик протоплазмы, посаженный нам партией”. Старая, быстро растущая от всякой “пылинки” и “соринки”, идущих “изо всех мест”, явно одерживает верх.


Он “больше абстрагирует”, чем изображает землю, людей и т.д. Зазубрин делает под стать “настоященцу”: “Сибирский писатель еще ни разу не ставил в основу угла своих работ революцию, диктатуру пролетариата…” (с. “…Пролетарской нашу литературу за эти пять лет назвать нельзя. Родова, написавшего, например, отрицательную рецензию на книгу “Художественная литература в Сибири” и А. Шацкий) становится у руля нового журнала “Настоящее”. Новая растет только за счет пролетарской идейности и большевистской партийности.


Он “любит преувеличивать”, “конструкция его фразы тяжела, напоминает переводную”, “нет ни одного рассказа, где бы ни фигурировали иностранцы”, он “живет больше отраженным светом искусства, а не действительностью”. Она крестьянская и попутническая”, “сибирский писатель, к сожалению, не отметил роль коммуниста в революции и роль коммунистической партии…” (с. Ясно, что надо было срочно что-то делать с “СО”, корректировать идеологические и художественные установки, менять тон, лексикон, расширять кругозор авторов, строить “небоскребы романов”. Родову, что “все производственно-сильное (“подлинные писатели — производственники”. Я) сгруппировалось вокруг “СО”, все наиболее слабое — вокруг ВАППа (улыбайтесь, тов. Но он уже согласен, что ССП — “организация левопопутническая”. Курса, назвавшего сибирскую литературу “деревянным велосипедом” (с. Мирное существование должно было перерасти в дружбу,


Отсюда и крайняя неопределенность позиции “Настоящего”, ставшей одной из причин его краха.

Зазубрина и авторов “СО”) и газету (газетчики из “Советской Сибири”, рабкоры, селькоры), отрицание “выдумки” в литературе, но и самозапрет на “голую” публицистику и политику, объединение в одной редколлегии В. Курса — препятствовали однообразию в подборе материалов журнала.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Ну что могу сказать-книга не плохая, хотя концовка меня не впечатлила. На мой взгляд, в этой книге чувства героев выражены лучше и эмоциональней, чем в первой книге серии. Все бы ничего-но вот концовка действительно вымучена и дочитывала книгу без какого

  • Итак... Книга оставила неоднозначное впечатление... Отлично прописан мир в стиле стимпанк, интересные герои и необычный сюжет. Не знаю точно, чего мне не хватило. Может дело в том, что книга должна иметь продолжение, т.к. интрига не раскрыта.

Оставить отзыв